Криминализация и декриминализация составов преступлений ук рф

Понятие криминализации и декриминализации деяний

Социальная роль уголовного права состоит в признании тех или иных деяний общественно опасными и уголовно наказуемыми. Государство в виде уголовно-правового запрета дает свою отрицательную оценку отдельным формам человеческого поведения. Уголовный закон определяет, что является преступным и непреступным.

Законодатель признает отдельные деяния опасными для общества и криминализирует их, т.е. признает их преступными, и, наоборот, признав, что преступление не обладает признаком общественной опасности, декриминализиует его. Такое определение криминализации и декриминализации имеет слишком общий вид и не всегда соответствует содержанию этих понятий.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

В юридической литературе можно встретить различные определения криминализации и декриминализации деяний. Если классифицировать их, то можно выделить два основных подхода к рассматриваемым явлениям.

Первый подход связан с широким понимаем криминализации (декриминализации) деяний.

Так, Р.Р. Галиакбаров под криминализацией понимает не только закрепление в законе определенных признаков новых составов преступлений, но и повышение верхних пределов санкций в рамках существующих составов, отдельные ограничения в применении институтов освобождения от наказания к некоторым категориям осужденных, конструирование норм общего характера, вызывающих более широкий спектр нежелательных для субъектов правовых последствий.

По мнению В.Н. Кудрявцева, элементом криминализации является пенализация, представляющая собой установление уголовного наказания за деяния, уже признанные преступными. Степень пенализации есть, по существу, показатель интенсивности криминализации того или иного деяния. Депенализация противоположна пенализации и является элементом декриминализации.

С таким смешением понятий криминализации и пенализации (декриминализации и депенализации) согласиться нельзя. Криминализация определяет только критерий преступности и непреступности деяния (т.е. отвечает на вопрос «да» или «нет»). Пенализация же определяет степень наказуемости уже криминализированного деяния.

В этой связи пенализация является необходимым и органичным продолжением процесса криминализации. Если криминализация устанавливает противоправность поступка и необходимость в его уголовной наказуемости, то пенализация касается только признака наказуемости, устанавливая тяжесть преступления через определенную меру наказания.

Отметим, что депенализация не является органичным продолжением декриминализации, так как декриминализация закрепляется в полной отмене преступности деяния (а следовательно, и его наказуемости), т.е. декриминализация самодостаточна в этом смысле. Депенализация же выражается в изменении видов наказаний в сторону снижения их карательного потенциала, в снижении размеров санкций отдельных составов Особенной части Уголовного кодекса.

Второй подход связан с узким пониманием понятий криминализации и декриминализации деяний.

Злобин Г.А., Келина С.Г. рассматривают криминализацию как легальное определение того или иного рода действий (бездействия) в качестве преступления, исключение деяния из числа уголовно наказуемых, отмена его наказуемости именуется декриминализацией1. Яковлев А.М. рассматривает криминализацию как определение в уголовном законе деяния в качестве общественно опасного, виновного и наказуемого. Коробеев А.И.

Декрминализацию он определяет как процесс установления оснований отпадения общественной опасности деяний, признания нецелесообразности уголовно-правовой борьбы с ними и отмены их уголовной наказуемости. Он же определяет криминализацию как установление круга общественно опасных деяний, признаваемых преступлениями, и декриминализацию как исключение тех или иных деяний из числа преступлений.4

По сути, все эти определения практически не отличаются от определения криминализации, данного еще раньше П.С. Дагелем. По мнению ученого, криминализация (установление уголовной наказуемости) общественно опасных деяний производится путем определения либо общих оснований и условий уголовной ответственности, а также случаев, когда она исключается, либо конкретных видов общественно опасных деяний, подлежащих уголовной наказуемости, что достигается установлением в законе признаков соответствующих преступлений.

В соответствии со ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. Криминализируя деяние, мы наделяем его тем самым всеми признаками преступления, предусмотренным ст. 14 УК РФ. Очевидно, что такой признак как общественная опасность, не зависит от воли законодателя, поскольку это объективное, внутреннее свойство деяния, которое не зависит от ее правовой регламентации.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Общественная опасность определяется с позиций социальных ценностей, принятых в обществе, и является таковой независимо от воли законодателя. Воля законодателя заключается в том, чтобы согласиться или не согласиться с тем, что деяние обладает достаточной степенью общественной опасности. Таким образом, криминализация – это наделение деяния такими признаками, как противоправность и наказуемость. Соответственно декриминализация – это исключение из деяния соответствующих признаков.

То есть криминализация представляет собой синтез двух составляющих – объективно существующей общественной опасности деяния и признания этого уголовно-правовой нормой. Аналогичное положение и относительно декриминализации. Исходя из сказанного следует, что более корректным при определении понятия «криминализация» следует употреблять термин признание.

Криминализация и декриминализация составов преступлений ук рф

Таким образом, криминализация – это признание в уголовном законе деяния общественно опасным и объявление его уголовно наказуемым. Декриминализация – это признание того, что деяние больше не является общественно опасным и уголовно наказуемым (исключение деяние из уголовного закона).

В юридической науке криминализация и декриминализация деяний понимается как процесс и как результат. Процесс криминализации состоит в выявлении целей, оснований и возможностей установления уголовной ответственности за те или иные деяния и издания уголовных законов, закрепляющих это решение. Результат криминализации – совокупность норм уголовного права, содержащих перечень преступлений и предусмотренных за них наказаний.

Декриминализация как процесс характеризуется изучением эффективности действующих норм и выявлением среди преступлений тех деяний, у которых отсутствует общественная опасность и с которыми нецелесообразно бороться уголовно-правовыми средствами. Как результат декриминализации – отмена уголовной ответственности за совершение декриминализированных деяний.

Таким образом, криминализация (декриминализация) есть явление динамичное. В зависимости от конкретных политических, социально-экономических условий развития общества происходит либо расширение, либо сужение круга деяний, относимых к преступным и уголовно наказуемым.

Законодательству Древнего мира и Средних веков общее понятие «преступление» было неизвестно, оно появилось лишь в законодательстве Нового времени[2]. В русскоязычных источниках средневекового права используются такие понятия, как «обида» (Русская правда), «лихое дело» (Судебник 1550 года), «злое дело» (Соборное уложение 1649 года), однако они не носили характера родового понятия.

Однако уже из французских уголовных кодексов 1791 и 1810 годов можно выделить отдельные признаки, характерные для признаваемых преступными деяний: преступлением стало признаваться деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания, согласно принципу nullum crimen sine lege[3]. Эти признаки позже перешли в той или иной форме во все европейские уголовные кодексы.

Это было формальное определение преступления, указывающее в качестве основного обстоятельства, определяющего преступность деяния, наличие уголовно-правового запрета. Такое формальное определение не раскрывало социальной сущности преступного деяния, не давало ответа на вопрос: почему это деяние было признано преступным и включено в качестве такового в уголовный закон. Такой подход к определению в XX веке стал подвергаться доктринальной критике: учёными стало предлагаться материальное определение преступления.

Материальное определение преступления отличается от формального тем, что в него включается признак общественной опасности, понимаемой как объективная способность деяния причинить вред обществу.

Р. Иеринг называл преступлением «констатированное законодательством вредоносное посягательство на жизненные условия общества»[5]. Н. Д. Сергеевский отмечал, что «преступное деяние по содержанию своему есть деяние, причиняющее вред обществу или частным лицам или заключающее в себе опасность вреда»[6]

В уголовном законодательстве материальные признаки преступления впервые нашли воплощение с принятием составленного Ансельмом Фейербахом Уголовного кодекса королевства Бавария 1813 года, содержавшего такое определение преступления: «Все умышленные наруше­ния закона, которые из-за своих свойств и размера злонаправленности находятся под угрозой наказания …, называются преступлениями»[7].

Однако в большинстве уголовных кодексов стран мира материальная конструкция преступления, как правило, не находит прямого закрепления; используется формальное определение, как правило, размещаемое в разделе, где содержатся определения используемых в законе терминов[8].

Признаки преступления

Преступление есть деяние. Деяние в уголовном праве понимается как акт поведения человека, который может быть выражен как в активной (действие), так и в пассивной форме (бездействие), способный причинить различного рода вредные, опасные для общества последствия: физический, моральный и материальный ущерб личности, нарушение нормального функционирования экономических институтов, вред окружающей среде и т. д.[11]

Предлагаем ознакомиться  Уголовная ответственность за преступление против личности

Указание на то, что преступление представляет собой деяние имеет достаточно большое значение. Во-первых, вследствие этого преступлением может признаваться только акт поведения человека, а не его мысли и убеждения[12]. Это положение восходит ещё к римскому праву: ещё в ДигестахЮстиниана устанавливалось, что никто не несёт наказания за мысли (лат.

Следует отметить, что невозможность признания преступными мыслей и убеждений человека не означает невозможности признания преступным акта их внешнего выражения (устного или письменного), адресованного другим лицам: законодательством многих государств признаются преступными, например, оскорбительные и клеветнические высказывания, призывы к насилию, в том числе направленному на ниспровержение существующих институтов государственной власти. Криминализация таких деяний в целом не противоречит принципу свободы слова ввиду их объективной вредоносности.

Также не может признаваться преступлением физическое или психическое состояние человека, социальный статус и иные свойства личности как внутреннего (характер, привычки), так и внешнего (раса, национальность) характера; применение мер уголовной репрессии на основе представлений об «опасном состоянии» личности в современном уголовном праве считается недопустимым[14].

Кроме того, поскольку деяние представляет собой акт поведения, преступными могут быть признаны лишь такие действия или бездействие, которые образуют поведение в том смысле, который вкладывается в это понятие психологией. Поведение характеризуется признаками мотивированности (наличием побуждений, вызвавших деяние) и целенаправленностью, которая выражается в осознании человеком возможных результатов его поступков; если хотя бы один из данных признаков отсутствует, то нет поведения, а значит, не может быть и преступления.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Например, не являются преступными рефлекторные действия: если один человек пытается схватиться за другого, чтобы избежать падения, и в результате причиняет последнему вред здоровью, эти действия не могут быть признаны преступными. Аналогично дело обстоит в случаях, когда деяние совершается в бессознательном состоянии или вследствие действия непреодолимой силы (стихийного бедствия или созданной другими людьми нештатной ситуации).

Отсутствие у лица свободы выбора также может быть вызвано применением в отношении его физического принуждения. В этом случае деяние также не может быть признано преступным. Соответствующая законодательная норма содержится, например, в ч. 1 ст. 40 Уголовного кодекса РФ, которая устанавливает, что «не является пре­ступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом ин­тересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действия­ми (бездействием)».

Преступное деяние может быть совершено как в форме действия, так и в форме бездействия; эти формы являются полностью равнозначными, хотя основной (наиболее часто встречающейся) является всё же активная форма[15]. Например, из преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ путём действия совершаются примерно 70%[16].

Материальным (содержательным) признаком преступления является его общественная опасность. Уголовное право запрещает и объявляет преступными лишь те деяния, которые причиняют вред интересам личности, общества и государства или создают угрозу причинения такого вреда; если формально запрещённое деяние вследствие малозначительности не может причинить такого вреда, оно не может быть признано преступным[17].

Признак общественной опасности может находить различное выражение в законодательстве. Одни законодательные акты (например, УК РФ и УК Польши) прямо устанавливают, что преступным является лишь общественно опасное деяние. Другие законодательные акты могут достигать той же цели перечислением возможных объектов посягательства, обязательным требованием вредоносности деяния, либо сочетанием этих способов[20].

Именно общественная опасность выступает в роли признака, позволяющего отграничить преступления от иных правонарушений: административные правонарушения, гражданско-правовые деликты являются вредными для общества или конкретного лица, асоциальными, но не общественно опасными[21].

Общественная опасность включает в себя как объективные признаки причинённого вреда (его размер, характер и т.д.), так и субъективные признаки: форму и вид вины, мотивы совершения преступного деяния, цели, которых хотел достичь виновный и т.д.[22]. Общественная опасность причинения смерти по неосторожности ниже, чем умышленного причинения смерти (убийства) из ревности; в свою очередь, общественная опасность убийства из ревности меньше, чем убийства из хулиганских побуждений и т.д.

Хотя мотивы и цели лица играют важную роль при оценке общественной опасности совершённого деяния, этого нельзя сказать о личности преступника: одинаково опасными, вредными для общества являются деяния, совершённые злостным хулиганом и лицом, которое прежде вело себя законопослушно, несовершеннолетним и пожилым субъектом;

характеристики личности преступника влияют на назначенное ему наказание, но не на оценку общественной опасности содеянного им[23]. Однако следует отметить, что существуют деяния, которые признаются общественно опасными только если они совершены лицом, обладающим определёнными признаками. Например, получение не предусмотренного законом вознаграждения за совершение действий, входящих в служебные обязанности лица, является преступлением (взяточничеством) лишь если это лицо занимает определённые должности (является должностным);

за неоказание помощи больному может нести ответственность только лицо, которое способно оказывать медицинскую помощь (врач или сотрудник правоохранительных органов, прошедший соответствующий инструктаж). Если аналогичное по объективным признакам деяние было совершено лицом, не обладающим соответствующими субъективными признаками, оно не является общественно опасным и преступным.

Для того, чтобы дифференцировать, разграничить общественную опасность различных преступлений, используются такие показатели, как характер и степень общественной опасности деяния. Характер общественной опасности определяется сочетанием признаков объекта посягательства (категории нарушенных преступлением общественных отношений), преступных последствий (физических, экономических, организационных и др.

Степень общественной опасности — это количественная характеристика общественной опасности. Она зависит от размера причинённого или потенциального ущерба, степени выраженности вины лица, моральной оценки его мотивов и целей, более высокой или более низкой опасности конкретного способа посягательства[25].

Степень общественной опасности определяет суровость назначаемого наказания, находит отражение в санкции уголовно-правовой нормы[26]. Соответствующие мысли можно увидеть ещё в работах средневековых правоведов. К примеру, английский учёный Иеремия Бентам, приверженец классического направления в уголовном праве, в своей известной «таблице удовольствий и страданий» писал: «чем важнее преступление, тем более можно решиться на наказание жестокое для вящей надежды предупредить преступление»[27].

Роль и место криминализации и декриминализации деяний в системе правовых наук

Уголовный закон устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступными и, следовательно, наказуемыми. Однако уголовное законодательство не является и не должно являться статичным образованием. Реальное сохранение правопорядка и охрана общественных отношений могут эффективно осуществляться только при реализации принципа динамизма в уголовном праве.

Уголовный закон должен быть изменчив, динамичен, чтобы являться адекватным отражением состояния общества и главных его ценностей. Именно в этом наиболее полно проявляется социальная роль уголовного права, что с необходимостью обусловливает признание тех или иных деяний общественно опасными и уголовно-наказуемыми.

Уголовный закон определяет, что является преступным и непреступным. Законодатель признает отдельные деяния опасными для общества и криминализирует их, т.е. объявляет их преступными, и наоборот, признав, что какое-либо преступление не обладает признаком общественной опасности, декриминализирует (легализует) его.

1. Изменяются массив преступности и показатели ее состояния за счет включения новых преступлений в уголовный закон.

2. Изменяется общая структура преступности за счет включения новых преступлений в уголовный закон.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

3. Изменяется совокупный вред от преступности за счет включения новых преступлений в уголовный закон.

4. Появляется необходимость в количественном и качественном изменении кадрового состава органов уголовной юстиции (появляются новые структуры, привлекаются новые специалисты определенного профиля).

5. Появляется необходимость научных исследований в области толкования и применения новых норм уголовного права.

Сказанное выше свидетельствует об огромной значимости изучения социальной обусловленности уголовного закона, оснований и пределов уголовно-правового запрета. Поскольку криминализации всегда предшествует этап, на котором необходимо определить какие деяния и каким образом должны быть криминализированы, каковы пределы государственного вмешательства в этот процесс, каким образом социальная потребность в запрете перетекает в уголовно-правовую норму, какова эффективность действующего уголовного закона и каковы причины его бездействия или низкой эффективности.

Вопросы криминализации и декриминализации деяний разрабатываются в юридической науке относительно недавно, хотя истоки их изучения можно увидеть с самого начала зарождения и развития уголовного права. Известно, что уже в трудах И. Бентама и Ч. Беккариа обращается внимание на социальную сущность уголовного закона.

Предлагаем ознакомиться  Соотношение признаков инициирования банкротства и признаков банкротства

В отечественной науке в той или иной мере проблема криминализации и декриминализации находит свое отражение в большинстве работ в области уголовного права, так как их целью является разработка предложений по совершенствованию уголовного законодательства. Криминологи, изучая вопросы уголовной политики, социальной адекватности действующего закона, динамики и тенденций преступности, также сталкиваются с указанными проблемами.

Возникает вопрос, какая отрасль науки изучает (должна изучать) данную проблему?

Так, Н.Ф. Кузнецова в предмет науки уголовного права включает разработку социологии уголовного права, т.е. изучение реальной жизни уголовного закона посредством измерения уровня, структуры и динамики преступности, изучение эффективности закона, механизма уголовно-правового регулирования, обоснованности и обусловленности уголовного закона, криминализации (декриминализации) деяний.

Наумов А.В. криминализацию и декриминализацию включает в предмет науки уголовного права.

Блувштейн Ю.Д. выделяет социологию уголовного права, которая может быть охарактеризована как учение о закономерностях формирования системы уголовно-правовых норм и путях оптимизации этой системы, т.е. приведение ее в максимальное соответствие с реальными интересами и потребностями общества. Криминология, по мнению ученого, выступает по отношению к социологии уголовного права как источник получения знаний о причинах и условиях совершения правонарушений, об общественной необходимости в уголовно-правовом запрете при его отмене, об эффективности действия уголовно-правовых норм (причинах их эффективности).

На наш взгляд, криминализация и декриминализация деяний является междисциплинарной проблемой, т.е. составляет предмет не только криминологии, но и науки уголовного права. Криминология должна сосредоточить свое внимание, главным образом, на обусловленности уголовно-правового запрета, т.е. на исследовании вопросов, связанных с зависимостью уголовного закона от явлений и процессов, составляющих предмет криминологии, а наука уголовного права – на законодательной технике криминализации и декриминализации деяний.

Бесспорно также, что в той или иной мере отдельные аспекты криминализации и декриминализации деяний (в части их социальной обусловленности) могут изучаться и другими науками, например, социологической, социально-психологической.

При установлении уголовно-правового запрета или его отмены, как и при принятии любого правового акта, законодатель должен руководствоваться определенными критериями. Источники этих критериев лежат как в сущности самих отношений, подлежащих правовому регулированию, так и в области влияния других факторов. Кудрявцев В.Н.

Изучая реальное поведение людей, можно видеть современные проблемы, которые нуждаются в правовом регулировании, анализировать применение действующего законодательства и прогнозировать его развитие. Первый вопрос, разрешаемый законодателем при всякой правовой регламентации – разрешить или запретить данный вид поведения, то есть отнести его к правомерному или противоправному.

Сперва необходимо выявить и определить социальную значимость того вида поведения, относительно которого предполагается законодательное решение, то есть решить вопрос о наличии (отсутствии) потребности в законодательной регламентации. Вся человеческая деятельность, поведение каждого человека не могут быть полностью регламентированы социальными, в том числе правовыми нормами.

Не поддаются правовому регулированию отношения любви, дружбы, многие отношения в сфере взаимовыручки, помощи, чести, долга и т.п. Юридическая регламентация (в том числе уголовно-правовая) должна иметь разумные пределы, законодатель не может вмешиваться (тем более уголовно-правовыми средствами) за пределы возможностей социального контроля, например, в сугубо личную, частную жизнь. В случае криминализации (декриминализации) сначала выявляется необходимость установления уголовно-правового запрета или его отмены.

Но определение необходимости криминализации (декриминализации) еще не означает неизбежного результата в виде уголовно-правового запрета (разрешения). Необходимо изучение допустимости такой правовой регламентации, исходя из различного рода обстоятельств (политических, правовых, социальных и др.). То есть в противовес необходимости, выражающей позитивные последствия криминализации (декриминализации) ставится их допустимость, выражающая уже последствия отрицательного характера.

Третьей стадией принятия решения о правовом регулировании является определение реальной возможности (практической осуществимости) решения, которое намечается принять, то есть того, будет ли оно осуществляться в действительности. Самый необходимый закон будет действующим только в том случае, если он будет исполняться, если есть реальная возможность обеспечения его действия, если есть средства для его реализации.

В обратном случае закон остается декларативным, «написанным только на бумаге». Но не следует абсолютизировать это правило реальной возможности и интерпретировать его таким образом, что отсутствие практической осуществимости, безусловно, предопределяет отрицательное решение относительно принятия уголовного закона.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Степень эффективности уголовно-правового запрета (в случае его введения) будет изменяться в ходе действия регламентированной в законе нормы. Так, появление абсолютно новых преступлений обычно сопровождается отсутствием технических средств, научных разработок и опыта по их раскрытию и расследованию, что все же не препятствует и не должно препятствовать введению запрета.

Таким образом, решение о правовой регламентации складывается из трех групп факторов, соответственно характеризующих необходимость в такой регламентации, ее допустимость и реальную возможность. Эти три критерия принятия законодательного решения применимы и к установлению уголовно-правового запрета (его отмене). То есть необходимость, допустимость и реальная возможность (практическая осуществимость) – критерии криминализации и декриминализации деяний.

Критерии допустимости и реальной возможности складываются в один общий критерий – целесообразность. Таким образом, при принятии решения о введении (отмене) уголовно-правового запрета мы должны ориентироваться на необходимость запрета, целесообразность его введения.

а) объективная (материальная) характеристика определенного вида поведения, имеющего место в объективной реальности;

Категории преступлений

Преступления могут делиться на группы по различным основаниям. Такие классификации могут носить нормативный (законодательный) или доктринальный (научный) характер. Наиболее часто встречаются классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности и по родовому объекту. Другие критерии классификации включают в себя характеристику способа совершения преступления, степень его оконченности, признаки субъекта и субъективной стороны и т.д.[41]

Основанием группировки преступлений могут служить характер и степень их общественной опасности. Законодательством большинства государств мира по данному основанию преступления делятся на 2—3 категории, причём достаточно часто наименее опасные преступления получают название уголовных проступков[42]. За уголовные проступки назначаются минимальные сроки наказаний, часто они не влекут иных последствий, связанных с уголовной ответственностью (например, судимости).

В большинстве уголовных кодексов стран мира характер и степень общественной опасности определяются в зависимости от формы вины и максимального размера наказания, предусмотренного санкцией. Например, статья 111-1 УК Франции 1992 года делит все преступные деяния на преступления, проступки и нарушения в зависимости от того, являются они умышленными или неосторожными и какое за них может быть назначено наказание (так, нарушения — это умышленные и неосторожные деяния, нака­зуемые по закону штрафом, лишением либо ограничением прав, а преступления — это умышленные деяния, за которые предусматривается наказание в виду пожизненного или срочного заточения).

Федеральный УК США 1948 года делит все преступления на 3 группы: фелонии (наказываются смертной казнью или лишением свободы на срок более года), мисдиминоры и мелкие посягательства (petty offence), которые наказываются тюремным заключением на срок не более 6 месяцев или штрафом на сумму не более 500 долларов. В Испании преступные деяния делятся на преступления и нарушения, в ФРГ — на преступления и проступки.

В тех странах, где категории преступлений в явном виде не перечисляются в общей части уголовного законодательства, нередко категоризация преступлений присутствует в особенной части, где отдельные преступления обозначаются как тяжкие или незначительные (УК КНР, УК Швеции).

Категоризация преступлений позволяет дифференцировано подходить к наложению уголовной ответственности: для преступлений небольшой и высокой степени тяжести может быть предусмотрен разный правовой режим. Это может касаться, например, сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности, назначения наказания, институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания[43].

Преступления могут классифицироваться по родам объектов, на которые они посягают. Например, различные родовые объекты имеют убийство (жизнь), кража (собственность) и геноцид (мир и безопасность человечества).

В современных уголовных кодексах преступления, как правило, группируются по родовым объектам.

В теории уголовного права преступления делятся на простые и сложные. Выделяется три вида сложных преступлений: составные, продолжаемые и длящиеся.

Составным преступлением является деяние, которое фактически представляет собой совокупность нескольких элементарных деяний, каждое из которых в отдельности является преступным[44]. Например, в УК РФ составным преступлением является изнасилование, повлекшее заражение венерическим заболеванием (п. «г» ч. 2 ст.

Преступное деяние также может быть продолжаемым и длящимся[45]. Продолжаемое деяние состоит из ряда тождественных поступков, направленных на достижение общей цели. Например, продолжаемой является кража из библиотеки многотомного собрания сочинения, осуществляемая по одному тому за раз; вынос с завода запасных частей с целью собрать из них готовое изделие и т.д.

Длящееся преступление состоит из акта преступного бездействия, продолжающегося длительным невыполнением возложенных на лицо обязанностей (например, по уплате алиментов или прохождению военной службы)[47].

Предлагаем ознакомиться  Ответственность пособника преступления

Помимо уголовного права, различные аспекты преступления является предметом рассмотрения уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права, а также криминологии и криминалистики. Соответственно, становятся возможными и другие классификации преступлений[48]:

  • В криминологии в основу классификации кладутся признаки личности преступника, а также механизма и способа преступного посягательства. На основе данной классификации преступлений выделяются различные виды преступности: насильственная и корыстная преступность, преступность несовершеннолетних и преступность женщин и т.д.
  • В уголовно-исполнительном праве классификация преступлений зависит в первую очередь от признаков личности преступника. Различаются преступления, совершённые женщинами и мужчинами, несовершеннолетними и совершеннолетними, ранее несудимыми лицами и рецидивистами и т.д.
  • В уголовно-процессуальном праве преступления классифицируются в зависимости от подследственности и подсудности возбуждённых по факту их совершения уголовных дел.
  • В криминалистике группировка преступлений производится в зависимости от особенностей тактики и методики их расследования.

Преступления необходимо отграничивать от других видов правонарушений, ответственность за которые предусмотрена нормами административного, трудового, налогового и других отраслей права.

Такое отграничение производится по материальным и формальным основаниям. Материальным основанием отграничения выступает наличие у преступлений общественной опасности, отсутствующей у правонарушений[54]: хотя правонарушения также причиняют вред обществу, являются антисоциальными, этот вред по своему характеру и степени является намного менее опасным, чем вред, причиняемый преступлениями[55].

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Достаточно часто характеризующие общественную опасность признаки, позволяющие отграничить преступление от правонарушения, закрепляются в соответствующей нормеуголовного закона. Данные признаки могут носить как формально определённый, так и оценочный характер. Это может быть определённый размер причинённого ущерба (материального или физического), обстановка, время, место совершения преступления, форма вины, низменность мотивов и целей совершённого деяния и т. д.[56].

Формальным основанием отграничения является характер противоправности. Ответственность за преступления предусматривается уголовным законодательством и включает в себя меры уголовного наказания, а также специфическую уголовно-правовое последствие наложения ответственности: судимость. Ответственность за остальные правонарушения устанавливается актами других отраслей права и включает в себя специфические для данных отраслей негативные последствия, которые, как правило, являются менее тяжкими, чем уголовное наказание; кроме того, в этих отраслях права не предусматривается каких-либо аналогов судимости как состояния лица, связанного с отбытием наказания[58].

Если в деянии лица одновременно присутствуют признаки как преступления, так и менее тяжкого административного правонарушения, к нему применяется только наиболее строгий вид ответственности: уголовная; негативные последствия совершения другого правонарушения (за исключением гражданского-правового деликта, материальная ответственность за который не исключается) поглощаются негативными последствиями совершённого преступления[59].

Неоднозначно решается вопрос выбора применимого права при прямой конкуренции уголовно-правовых и иных норм (в ситуациях, когда вследствие нарушения законодательной техники одно и то же деяние может быть в зависимости от усмотрения суда расценено как преступление либо как правонарушение). Одни учёные и практики говорят, что предпочтение должно отдаваться более благоприятной для субъекта норме о правонарушении[60], другие — что предпочтение должно отдаваться более строгой уголовно-правовой норме[61].

одни учёные говорят, что все преступления являются аморальными, другие же указывают, что некоторые преступления нейтральны с моральной точки зрения (например, никакой нравственной оценки не связывается с таким преступлением, как нарушение правил международных полётов), а отдельные даже вызывают одобрение общества (например, убийства из сострадания к потерпевшему или с превышением пределов необходимой обороны)[62].

аморальное поведение, как правило, наносит чисто психологический ущерб — самолюбию личности, межличностным отношениям и т.д.[64]. По второму основанию отграничение становится возможным благодаря тому, что аморальные проступки вообще не являются противоправными: их совершение не запрещено нормами никакой правовой отрасли (хотя нормы морали и могут быть письменными, сводиться в специальные моральные кодексы)[65].

Аморальное деяние может обрести статус преступления, если его совершение обладает общественной опасностью и законодатель сочтёт нужным создать соответствующую уголовно-правовую норму. Возможно и обратное: так, например, в УК РСФСР 1960 года присутствовала норма, предусматривающая ответственность за заведомое поставление другого лица в опасность заражения венерическим заболеванием (не повлекшее фактического заражения), которая была отменена с принятием нового Уголовного кодекса РФ. В настоящий момент это деяние является аморальным проступком, но не правонарушением[66].

Малозначительное деяние

В правоприменительной практике может возникать ситуация, когда совершённое деяние формально содержит признаки преступления, однако по сути не является общественно опасным: не причинило и не было способным причинить вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

В большинстве стран мира лицо, совершившее такое деяние не подлежит наказанию; при этом в странах, где законодательное определение преступления включает материальный признак (общественную опасность) соответствующие нормы, как правило, содержатся в статье о преступление, а в странах, где в уголовном законодательстве содержится только формальный признак противоправности, ненаказуемость малозначительных деяний определяется специальной уголовно-правовой или уголовно-процессуальной нормой[49].

Малозначительное деяние может быть совершено только с умышленной формой вины: лицо должно рассчитывать причинить именно такой, не являющийся общественно опасным ущерб объектам уголовно-правовой охраны[50]. Если лицо рассчитывало причинить более серьёзный ущерб, но по не зависящим от него обстоятельствам причинило намного меньший, малозначительность отсутствует, вместо этого применяются нормы закона о неоконченной преступной деятельности[51].

https://www.youtube.com/watch?v=upload

От малозначительных деяний следует отличать деяния, причинившие ущерб, меньший требуемого для привлечения лица к уголовной ответственности. Некоторые деяния (например, уклонение от уплаты налогов) могут являться наказуемыми лишь если причинённый ущерб превысил определённый размер. В случае, если действия или бездействие лица причинили меньший ущерб, отсутствует не только общественная опасность, но и уголовная противоправность деяния[52].

Непреступность малозначительного деяния не означает его правомерности. Лицо, совершившее малозначительное деяние, может быть привлечено к административной, дисциплинарной, гражданской и другим видам ответственности, т. е. малозначительное деяние может являться правонарушением[53]. Некоторые виды малозначительных деяний могут также являться аморальными проступками.

Преступление и преступность

Преступность — это исторически изменчивое социальное и уголовно-правовое негативное явление, представляющее собой систему преступлений, совершённых на определённой территории в тот или иной период времени[67].

Преступность не представляет собой механическую сумму отдельных преступлений, это отдельное социальное явление, которое детерминируется господствующими в обществе экономическими, политическими, идеологическими и другими условиями. Существуют устойчивые зависимости между отдельными её элементами, а также связи с другими внешними социальными явлениями.

Изучением преступности, личности преступника, средств и методов предупреждения преступности и борьбы с ней занимается особая социально-правовая наука: криминология.

Роль и место криминализации и декриминализации деяний в системе правовых наук

В России

В России все принимавшиеся уголовные кодексы и уложения содержали норму о преступлении, однако материальный характер определение преступления окончательно приобрело лишь в законодательных актах советского периода. Действующий УК РФ в ст. 14 даёт следующее определение: «преступление — это виновно совершённое общественно опасное деяние, запрещённое уголовным законом под угрозой наказания».

Не является преступлением деяние, формально содержащие признаки преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 Уголовного Кодекса РФ).

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Российское уголовное законодательство (ст. 15 УК РФ) делит преступления на четыре категории по характеру и степени общественной опасности, определяемыми через форму вины и размер наказания:

  • Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы.
  • Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает два года лишения свободы.
  • Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы.
  • Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.
Оцените статью
Правознавство
Adblock detector